Kamagra fake sites

Филипп даже купил землемерное колесо, чтобы измерить точное расстояние между башнями.Львиную долю его накоплений съела аренда вертолета, на котором он пролетел над башнями, чтобы во всех подробностях рассмотреть и сфотографировать крыши.Филипп прошел по канату, натянутому между башнями Собора Парижской Богоматери в Париже.Он прогулялся несколько раз в одну и другую сторону, прилег отдохнуть на середине своего пути, напоследок продемонстрировал еще пару трюков и, наконец, спустился. Через два года (1973) Пети посетил Австралию, где выступал со своими фокусами и эквилибристическими номерами на фестивале «Аквариус» в Нимбене (а это крупнейший австралийский центр выращивания конопли, если что).На глазах тысяч удивленных горожан происходило «художественное преступление века» — Филипп Пети шаг за шагом навсегда входил в историю мирового безумства. Но в 16 лет этот парень решил попробовать пройти по канату, просто так — и у него это получилось.Вы спрашиваете меня, была ли сутью всего этого лишь прогулка по канату? Сама по себе прогулка — это глупая, просто смешная цель. С тех пор Филиппом завладела всего одна страсть — стать лучшим канатоходцем в истории человечества. Очень быстро Пети освоил все стандартные трюки на канате; он уверенно владел своим телом, а «равновесие» стало его вторым именем.В апреле он снова отправляется в Нью-Йорк и начинает зарабатывать, жонглируя и показывая свои трюки прямо на улицах.

Но худшей новостью стал полицейский участок в подвале северной башни.

Его глаза впиваются в журнальную статью о рекордной стройке в Нью-Йорке: «Эти башни станут самыми высокими небоскребами в мире». Домой Филипп уходил с вырванной журнальной страницей за пазухой и мечтой, которая осуществится через 8 лет.

Скоро стандартных балансирований и прыжков на натянутой стропе ему стало мало, и он начал изобретать собственные трюки, все сложнее и сложнее, все ближе к безумству.

Нотр-Дам де Пари и Сидней — это ерунда по сравнению с тем, что мне предстояло.

Нотр-Дам — это публичный объект, общественное пространство, забраться туда проще простого. Проникнуть в пилон посреди ночи не представляло никакого труда — все рабочие и охранники крепко спали по своим домам.